Автор книги о Трампе говорит, что СМИ пока не готовы к его манипуляциям

Автор книги о Трампе говорит, что СМИ пока не готовы к его манипуляциям

Chicago News поговорили с Дэвидом Кеем Джонстоном (David Cay Johnston), который написал книгу The Making of Donald Trump. Джонстон получил Пулитцеровскую премию за свои журналистские расследования, и является продолжателем традиции настоящей журналистики времен All the President’s Men,  – фильма, который вынудил президента Ричарда Никсона уйти в отставку. Джонстон также ведет колонки в разных изданиях и опубликовал несколько книг о налогах, коррупции и нашей политической системе. Он впервые встретил Трампа 30 лет назад в Нью-Йорке и понимал, что он будет являться мощным игроком, тогда как многие другие журналисты, включая меня, просто считали его клоуном.

david-cay-johnstonChicago News: Расскажите немного о себе. Как вы стали заниматься журналистикой?

David Cay Johnston: Меня воспитывали так, чтобы я проявлял социальную сознательность. Мой отец, который родился в 1910-м году, получил полную инвалидность во время Второй Мировой войны, уехал из Нового Орлеана в 1929-м году, потому что не мог переносить расизм. В конце 50-х, когда фильм о гражданских правах должен был быть показан по телевидению (тогда это был 15-минутный черно-белый фильм), он рекомендовал мне и моему младшему брату (я родился в 1948-м, а он в 1951-м) смотреть этот фильм очень внимательно. Когда в 1963-м меня отправили к его родственникам на лето, он проинструктировал меня, чтобы я всячески показывал свои антирасистские привычки (я пользовался питьевым фонтаном вместе с афро-американцами, открывал перед ними двери и так далее).

Я попал в журналистику потому, что меня взяли в штат крупной газеты (San Jose Mercury), когда мне было всего 19 лет (и через несколько недель моя статья попала на главную страницу), хотя в те времена я хотел стать полицейским в Лос-Анжелесе и создать свой отдел по борьбе с ограблениями и убийствами.

CN: Когда вы впервые встретились с Трампом и что запомнилось Вам в этой встрече?

DCJ: Это есть в книге. Мы пересеклись в Атлантик Сити в июне 1988-го. Уже тогда я сразу понял, что он отличный продавец, такой современный P.T. Barnum (Ф. Т. Барнума), продающий вам эквивалент FeeJee Mermaid (известный мистификатор, выдававший чучело за скелет русалки – прим. ред.). Его конкуренты, инспекторы и даже его подчиненные довольно скоро рассказали мне, что он мало что понимает в бизнесе, что, в итоге, и оказалось правдой. Вежливая фраза, которая была произнесена: “Дональд не умеет вести дела”.

CN: Как бы вы описали Трампа? Является ли он первым президентом, который открыто сотрудничал с гангстерами, мафией, мошенниками и другими криминальными элементами? 

DCJ: Да, пожалуй, у нас еще не было президента, который бы так тесно был связан с криминальными элементами. Долгосрочные связи Трампа с преступниками не похожи на контакты Уоррена Дж. Хардинга, знакомые которого были коррумпированными политиками. Тут просто нельзя сравнивать.

Связи Трампа простираются гораздо дальше мафиози из Нью-Йорка, с которыми имел дело еще его отец, о чем я пишу в The Making of Donald Trump, он водил дела с русской мафией, опасными преступниками и мошенниками, и, что, важнее всего, с крупным наркоторговцем (не простым дилером) Джозефом Вайзельбаумом (Joseph Weichselbaum).

CN: Почему вы решили написать эту книгу?

DCJ: Мои коллеги в ведущих национальных медиа не писали о связях Трампа и о его поведении, вместо этого, фокусируясь на некоторых его абсурдных высказываниях.

CN: Как вы считаете, что произойдет за его первый год правления? Будет ли все настолько плохо?

DCJ: Время покажет, но Трамп смотрит на президентское кресло с позиции диктатуры, которую он занимал в своей компании.

CN: Что вы думаете насчет протестов против Трампа? 

DCJ: Вы могли заметить, что протесты были в основном в крупных городских центрах, которые и так голосовали в основном за Хиллари, включая и Манхэттен, где Трамп проиграл и праймериз. У людей есть конституционное право на протест, но уже есть признаки того, что представители республиканской партии пытаются применить к ним меры антитеррористической безопасности, что может стать предлогом для того, чтобы приостановить проведение акций протестов, именно поэтому я активно призывал всех протестующих не просто вести себя мирно, но и самим обнаруживать и передавать полиции всех нарушителей порядка, будь то безответственные люди, или специальные провокаторы. (Несколько десятилетий назад в LATimes я уже описывал ситуацию, о том, как беспорядки были начаты офицером под прикрытием, и как это было одним из преступлений, совершенных полицейскими по указаниям тогдашнего начальника полиции Дерила Гейтса).

CN: Что вы думаете о попытке Джилл Стайн пересчитать голоса в трех штатах?

DCJ: Довольно легко увидеть, что это глупость, и я сомневаюсь, что будет найдено что-то существенное, и все же – мы всегда должны стремиться к аудиту,  поскольку это помогает дать предупреждение всем, кто пытается фальсифицировать выборы.

На нынешних выборах, как мы знаем, было вмешательство с российской стороны. Кроме того, известно, что программным обеспечением, используемым при подсчете голосов можно манипулировать, как показала научная группа из Принстона еще в 1992 году. Мне известно,  что, как минимум, в трех случаях, суды выносили решения, по которым право частной собственности на программное обеспечение ставилось выше права общественности на проверку честности выборов. И тогда было отказано в проверке этих программ на предмет манипуляций.

Усилия Стайн также надо рассматривать в свете многолетних попыток республиканской партии подавить волеизъявление голосующих.

CN: Почему Хиллари пока никак это не прокомментировала?

DCJ: Понятия не имею. Я никогда не встречался с ней, и не знаю, что она думает. Но, кстати, можно отметить, что она никогда и не говорила людям, что  является последователем Методистской церкви и верующим человеком.

CN: Что вы думаете насчет Коллегии Выборщиков? Разве не Хилари обещала сделать что-то в этом направлении, когда Гор выиграл в абсолютном отношении против Буша?

DCJ: Это произошло уже в пятый раз, когда претендент, набравший большее количество голосов, не стал президентом. Внесение новой поправки в Конституцию, ослабившее влияние Коллегии Выборщиков, имеет свои последствия и проблемы. Например, это позволит крупным городам и территориальным меньшинствам выбирать президента, ослабляя при этом национальное согласие. И, поскольку, нет никакого серьезного движения за отмену Коллегии Выборщиков, это не является реальным вопросом.

CN: Каково будет работать журналистам при Трампе?

DCJ: Журналисты ведущих изданий просто не подготовлены и не обладают определенной культурой для того, чтобы освещать Трампа, который ни в коем роде не является госслужащим, но вместо этого является самым мастерским манипулятором журналистских конвенций, которого я видел за 50 лет работы. Вдобавок, основная масса медиа потока в последние годы фокусируется на полемике и скандалах, вместо того, чтобы говорить о реальных проблемах. И освещение работы правительства, помимо трех ветвей, практически сошло на нет. Ни один репортер из крупной газеты или медиа компании не освещает работу IRS, HUD, Labor, Commerce, FERC, OSHA. И получается, что медиа потеряли предупредительную силу, что касается каких-либо действий этих организаций, которые вредят обществу. А даже когда подобное происходит, очень мало внимания обращается на значимость подобных проблем. Прибавьте к этому тот факт, что в 2000-х в Америке было на 60% больше журналистов, чем сейчас, и что исследования показали, что когда издания не имеют достаточно ресурсов, любые решения по использованию кадровых ресурсов не являются оптимальными.

trump

CN: Вы специализируетесь на налоговом кодексе. Чего стоит ожидать от Трампа в этом направлении?

DCJ: Трамп будет и дальше продвигать подоходный налог в сторону компенсационного налога, который будут платить работники, пенсионеры и люди, имеющие накопления в пенсионных фондах.

Но в связи с нынешними выборами, я думаю, что можно пока забыть об абсолютно новом налоговом кодексе для 21-го века.  Над этими вопросами я работал многие годы, то есть, над системой, которая требовала бы менее гигантский налоговый орган, чем IRS, но при этом была бы лучше защищена от мошенничества. А налог на роскошь использует нынешнее законодательство, так что в нем нет ничего радикального.

CN: Что еще вы думаете о выборах? О чем будет ваша следующая книга?

DCJ: Я сейчас работаю над новой книгой, но она пока не утверждена издателями. Я только что вернулся из Берлина (после двух дней лекций в Аризоне и всего 10-часового пребывания дома перед вылетом), где журналисты брали у меня интервью с утра до вечера. Все, кроме одного, прочитали мою книгу – по-немецки Die Akte Trump (The Trump File) и многие задавали очень разумные вопросы, и в этом состоит большой контраст с Америкой. Многие журналисты контактировали со мной, задавая при этом плохо составленные вопросы, и, конечно же, главные факты из моей книги так и остались за рамками эфиров и статей на PBS, Fox, большой пятерке газет (NYT, WSJ, WaPo, USAToday, LAT) и AP, Bloomberg, Time, Reuters. Они НИ РАЗУ не упомянули факты с судебных заседаний, приведенные мной в книге, особенно, о связях Трампа с крупным наркоторговцем Джозефом Вайзельбаумом.

Jim.V@mychinews.com

Автор: Джим Вэйл,

Перевод: Виктория Савченко

 

Chicago News

Chicago News

We are a creative team of Chicago newsmakers. Besides news, we are fond of lots of things, most of them you’ll find on our pages. We have something to tell you… And we will.



Related Articles

Интервью с профессором университета Чикаго и автором «Sex and the Constitution»

Chicago News: Можете рассказать нам немного о своем прошлом? Джеффри Стоун: Я работал судебным клерком у Верховного судьи – Уильяма

The Autobarn of Evanston: interview with the general manager, Richard Kirkpatrick

There are a huge number of dealerships nationwide. There are a huge number of dealerships in Illinois, for sure. But

Chicago News Issue 31

Как и обещали, свежий выпуск Chicago News – теперь и на нашем сайте. Chicago News Issue 31 Последние #новости #Чикаго