Конец уже близко и стоит ли нам готовиться к нему прямо сейчас?

Конец уже близко и стоит ли нам готовиться к нему прямо сейчас?

Chicago News поговорили с автором The Final Day, Уильямом Форсченом (William Forstchen). Он написал три книги в серии про выживание после ядерной катастрофы. Он считает, что мы все и страна должны начинать готовиться к подобной катастрофе, например, запасаться консервами и большим количеством жидкости (вполне серьезно). У автора довольно много поклонников. И он написал интересную историю, которая описывает последствия различных сценариев популярных фильмов времен холодной войны, например The Day After – самого популярного телевизионного фильма.

Chicago News: Расскажите немного о себе. Чем вы занимаетесь сегодня?

William Forstchen: После того, как я получил докторскую степень по Американской истории, со специализацией в военной истории и истории технологий в Purdue University, я стал преподавать историю в Montreat College, расположенном в Эшвилле, в Северной Каролине в 1993-м году. Сейчас я работаю на факультете в качестве профессора. Я опубликовал примерно 50 книг в области истории, технологии, а также научную фантастику и множество коротких историй и обзоров. Среди других моих интересов – археология и путешествия. Я также успел поработать в Монголии, Румынии и России. Кроме того, я увлекаюсь антикварными самолетами и у меня есть разведывательный самолет времен Второй Мировой войны Aeronca L3 1943 года. Я живу в Black Mountain, в Северной Каролине с моей женой Робин.

CN: Что вдохновило вас написать The Final Day, третью книгу серии?

WF: (С улыбкой) Трилогия не является трилогией без третьей книги! Вообще The Final Day стала логическим завершением истории о том, что происходит со страной после атаки и электромагнитного импульса (ЭМИ). Первая книга рассказывает непосредственно о самой атаке и первых ее последствиях. Вторая книга начинается с попыток восстановления, и третья подводит итог о том, как и возможно ли вообще восстановить страну, оставаясь верными при этом нашим принципам.

CN: Как вы считаете, почему две первые книги стали бестселлерами NY Times? Действительно ли так много людей считают, что проблема защиты от подобной атаки по-настоящему важна

WF: Мне говорили, что моя первая книга “One Second After”, вышедшая в 2009 году, попала в подходящий момент, когда вокруг ЭМИ начиналось много разговоров, но при этом почти никто еще не написал об этом художественного произведения. С тех пор было еще несколько волн интереса к подготовке к возможным атакам по разным причинам, и многие также прочитали мою книгу.

CN: Что по вашему мнению может сделать правительство, чтобы защититься от ядерной атаки? Насколько велик шанс выжить для человечества, если подобное произойдет, особенно в связи с увеличением ядерных арсеналов?

WF: Главной причиной для написания книг было как раз инициировать политические действия. Фактическая основа моих книг базируется на отчете Конгресса 2004-го года об угрозе ЭМИ, в котором было предсказано, что 90% американцев погибнут после удара. И обратите внимание, что речь не идет о полноценном разрушительном обмене сотнями боеголовок, то есть о сценарии, бывшем популярным во времена холодной войны. Этот удар может быть нанесен взрывом всего одного-трех орудий низкой мощности в космосе. Именно такими орудиями располагают в данный момент или же разрабатывают их Северная Корея и Иран. Нам необходимо сделать две важнейшие вещи без дальнейшего промедления. Для начала, усилить нашу электрическую инфраструктуру для того, чтобы она смогла выдержать ЭМИ. Применение этих мер поможет снизить желание у отдельных стран нанести такой удар в принципе. Мое второе предложение чуть более противоречиво. Угрозу атаки ЭМИ вряд ли можно нивелировать с помощью взаимных соглашений по уничтожению вооружений, как мы сделали это с Советским Союзом. Подобные меры не сработают с теми, кто преследует апокалипсические цели или имеет невменяемое руководство. Мы должны показать свою жесткость в том, что не будем вести переговоры или платить за мир. Если какое-либо государство угрожает нам атакой ЭМИ, что и Иран и Северная Корея уже делали в прошлом, и если мы обнаружим, что они готовятся к нанесению удара, мы должны иметь должный уровень подготовки, чтобы нанести удар первыми и предотвратить их попытку. Этому нет альтернативы. После ЭМИ не будет возможности восстановления, как была после 9/11 или 7-го декабря. ЭМИ-атака определенно обернется смертью для 9 из 10 американцев. С такой угрозой нельзя договориться.

CN: А что вы думаете по поводу ядерного сдерживания? Должна ли подобная политика времен холодной войны продолжаться и сегодня? Вы считаете, что нынешняя конфронтация с Россией увеличивает шансы ядерного холокоста?

WF: Россия рискует тем же, что и мы в случае “традиционного” ядерного удара или ЭМИ. Мне кажется, что нынешняя “конфронтация” с Россией в итоге сойдет “на нет” при новой администрации. После распада Советского Союза 25 лет назад мы, к сожалению, упустили возможность наладить новый тип взаимоотношений с Россией по примеру Плана Маршалла, который изменил отношения Германии и США после двух разрушительных войн. Мои основные опасения относительно ядерных угроз? Пакистан против Индии, Иран против Израиля, Северная Корея, Иран и террористы против США.

CN: А что вы думаете по поводу Дональда Трампа и угрозы ядерной атаки? Думаете, что его идея увеличить ядерный арсенал не приведет к тому, что и другие нации начнут вооружаться, тем самым увеличивая шансы ядерной войны?

WF: Парадокс войны, о котором говорили не одно столетие, заключается в том, что подготовленность к войне помогает сохранить мир.  Если сомневаетесь, тому есть много подтверждений – от карфагенян до наших дней, когда умиротворение только рождает насилие. Модернизация ядерного арсенала не означает непосредственное увеличение боеголовок, количество которых было довольно хорошо продумано во всех взаимных соглашениях с Советским Союзом еще со времен Рейгана. Проблема в самом состоянии арсенала, в сложнейшем комплексе детонаторов, систем контроля и запуска. Большая часть инфраструктуры старше 30 лет. И это надо обновлять. Очевидно, что я сторонник мира, поддерживаемого мощью. Когда дело касается “рациональных” стран, таких как Россия и Китай, они, как и мы, понимают, что ядерная война означает конец для всех. Я не вижу серьезной угрозы в этом направлении, но что касается “иррациональных” стран, тут нам необходимо давать мощный посыл.

CN: Можете объяснить для наших читателей, что такое ЭМИ при ядерном взрыве?

WF: Когда ядерное оружие взрывается в вакууме космоса, происходит мощный всплеск гамма-лучей, который, достигая верхних слоев атмосферы запускает цепную реакцию, когда электроны покидают свои атомы, это эффект Комптона. Эти электроны достигают поверхности Земли со скоростью света, и этот разряд затем ударяет по всем электрическим сетям, что вызывает их перегрузку, короткие замыкания, и в серьезных случаях, повреждение генераторов и распределителей энергии. Оценочное время для восстановления – 5 лет. Оценочное время, которое 90% жителей нашей страны смогут прожить без электроэнергии – около года.

CN: Вы смотрели фильм ‘The Day After’ в 1983 году? Вы можете вспомнить еще какие-то фильмы, которые повлияли на ваше мнение о ядерном холокосте?

WF: The Day After’ был исключительным. Если помните, во время удара по Канзас Сити, сначала происходит высотный воздушный взрыв, который вызывает короткое замыкание в машине Джейсона Робарда.  Это как раз ЭМИ. Это был очень высококачественно сделанный фильм. Я вырос неподалеку от Нью-Йорка во времена холодной войны и хорошо помню учения с бомбоубежищами во время Кубинского кризиса. Еще на меня повлияли фильмы “Fail Safe,” и “On the Beach”.

CN: Как люди могут подготовиться к ядерной войне?

WF: Нужно серьезно отнестись к подготовительным мерам и надеяться на мир.

CN: В вашей книге Пакистан и Иран передают свои ядерные боеголовки террористам, которые и взрывают бомбу над США. Но не думаете ли вы, что и США играет роль в ядерной конфронтации? США – единственная страна, использовавшая ядерное оружие над Хиросимой и Нагасаки. Изучали ли вы что-либо по этому поводу? Как вы считаете, почему это произошло, и было ли руководство США право?

WF: Я военный историк, и я естественно детально знаком с результатами ядерных взрывов. Что же касается моральности использования ядерного оружия против Японии в 1945 году? Я предлагаю задать этот вопрос каждому морпеху, моряку, солдату и пилоту, которые принимали участие в войне против Японии от Перл-Харбора до Окинавы. Я думаю, что лучше спросить у них.

CN: В The Final Day правительство знало о ядерной бомбе заранее, но не проинформировало граждан своевременно.  Как вы думаете, правы ли члены 9/11 Truth Commission о том, что правительство знало заранее и об атаках 11-го сентября? И если да, что должно было быть сделано?

WF: Нужно немного уточнить о событиях моего романа. Я ни в коей мере не представляю события в том свете, что “правительство” знало о предстоящей атаке, и позволило этому произойти. Я подразумеваю, что хотя бы некоторые члены правительства подозревали о том, что может произойти и предприняли меры личной безопасности. Неважно, насколько я поддерживаю или не поддерживаю действующего президента, я не верю, что какой-либо президент позволил бы подобному произойти. Вместе с тем, так называемая “Truth Commission” и все, кто верят в конспирологические теории относительно атак 11-го сентября, просто идиоты. Если вы изучаете историю сбора информации, криптоанализа и т.д., то любой может найти информацию после атаки. Но эта информация на самом деле подобна иголкам в стоге сена, её легко обнаружить впоследствии, но никак – до.

CN: Что бы вы хотели, чтобы люди вынесли из вашей третьей книги?

WF: Я надеюсь что они найдут мою книгу, как выразился мой герой Дж. Р. Р.  Толкиен, “отличным примером хорошего чтения”, но кроме того, что они получат посыл и начнут личную подготовку не только к ЭМИ, но и к любого рода катастрофе, природной или техногенной, и увеличат давление на наше правительство относительно модернизации инфраструктуры и её усиления, а также мощного посыла тем, кто нам угрожает.

Jim.V@mychinews.com

Автор: Джим Вэйл

Перевод: Виктория Савченко

 

Chicago News

Chicago News

We are a creative team of Chicago newsmakers. Besides news, we are fond of lots of things, most of them you’ll find on our pages. We have something to tell you… And we will.



Related Articles

Интервью с Дэном Иганом, автором книги “Смерть и жизнь Великих озёр”

Дэн Иган (Dan Egan) – двукратный финалист Пулитцеровской премии, которая присуждается за лучшую журналистику года. Он написал увлекательную книгу под

“Мумий Тролль” в Чикаго | Интервью с Ильей Лагутенко

– В нашем ноябрьском интервью Вы сказали, что начинать тур с Чикаго стало традицией.  Так все-таки, почему Чикаго? – Да,

Украина – по разные стороны

Вот уже почти год в Украине продолжается то, что каждый называет по-разному – кто-то войной, кто-то революцией, а кто-то –