Интервью с автором Evicted Мэттом Десмондом

Интервью с автором Evicted Мэттом Десмондом

Книжное обозрение Chicago News на этой неделе посвящено выселению людей из их домов – весьма распространенной практике в наши дни. В книге «Выселенные» («Evicted») рассказывается о восьми семьях в Милуоки, но это могло бы быть и Чикаго. Автор Мэтт Десмонд прожил с этими семьями более года, поэтому он смог подвести серьезную исследовательскую базу под реальные истории о том, как бизнес выселения разрушает семьи. Десмонд – писатель и социолог в Гарварде. Он расскажет о том, что мотивировало его к написанию этого бестселлера, получившего множество наград. 

Почему вы решили написать об этом аспекте бедности в Америке?

Если ответить одним словом, то это – Арлин. Когда я первый раз ее встретил, она жила в маленькой квартире в одном из беднейших районов Милуоки. Арендная плата составляла 88 процентов ее дохода. Я наблюдал попытки Арлин вырастить двух мальчуганов и делать немыслимый выбор: помочь оплатить похороны собственной сестры, или заплатить за аренду? Купить своим детям одежду для школы, или заплатить за аренду? Я видел, как Арлин несколько раз выселяли. Она потеряла свое имущество. Ее дети уходили из школ и теряли круг общения. Домовладельцы отказывали в аренде из-за ее истории выселений. Такие люди, как Арлин, заставили меня увидеть бедность совершенно по-новому. Отсутствие доступного жилья приводит семьи к финансовому краху, и является одной из главных причин неравенства в стране в наше время.

Какие методы исследования вы использовали в «Выселенных»?

Я начал по старинке. Поселился в бедном трейлерном парке, прозванном в СМИ «Позором Саутсайда». Прожил там около пяти месяцев, и затем перебрался меблированные комнаты в центре города, где я прожил еще девять месяцев. Там я встречал семьи, прошедшие через выселение, и начинал проводить свое время среди них. Я сидел рядом с ними на судебных разбирательствах по эвикции, следовал за ними в приюты, присутствовал при родах и похоронах.

Поскольку я проводил много времени и с арендаторами, и с домовладельцами, я пришел к выводу, что мне нужны ответы на простые вопросы, недоступные в моих полевых исследованиях. Насколько значимо принудительное выселение? Каковы его последствия? Кого выселяют? Я начал искать исследования, где я смог бы найти ответы на эти вопросы. Удивительно, но я ничего не нашел – никаких доступных данных, в которых бы адекватно рассматривались мои вопросы. Поэтому я решил собрать данные сам. Я опросил 250 арендаторов на судах по эвикции, изучил более тысячи съемщиков в Милуоки, проанализировал сотни тысяч судебных решений о выселении. Из этого исследования я узнал, насколько распространено выселение, а одним из наиболее важных результатов стало выяснение последствий выселений. Данные выявили повышенную нестабильность проживания, низкое качество жилья, ухудшение соседских отношений, депрессию и даже потерю работы.

Почему вы решили включить в книгу и истории арендодателей?

Домовладельцы в буквальном смысле владеют бедными общинами. Они решают, кто будет там жить. Выбирают, какие семьи выселять, а какие оставить. Они устанавливают арендную плату, покупают имущество, производят или не производят ремонт. Арендодатели являются главными игроками на рынке городского жилья. Я понял, что если я действительно хочу понять динамику выселения и связь между жильем и бедностью, то мне необходимо учесть и перспективы арендодателей. Если бедность – это отношения, связывающие бедных и богатых, то мне нужно их изучить.

Почему вы выбрали Милуоки?

Милуоки запал мне в душу. Я почувствовал себя погруженным в эти места, жизнь людей, историю и культуру. Сам я из небольшого городка в северной Аризоне, но есть для меня нечто знакомое в Ржавом поясе. Города вроде Милуоки, Буффало и Детройта, потерявшие свою экономическую базу и ищущие новые пути развития очаровывают меня, и я чувствую себя там почти как дома. Эта книга о Милуоки, но на самом деле это американская история.

Как вы заручились доверием людей, истории которых вы поведали в книге?

Мне помогла сама жизнь в сообществе. Многие выселенные семьи, которые я повстречал, были моими соседями. Ежедневное взаимодействие помогало закладывать фундамент доверия. Некоторые люди раскрывались быстро. В первый же день нашей встречи Скотт рассказал мне о том, как употреблял наркотики и был уволен с работы медбратом. С другими было сложнее. В первое время Арлин подозревала, что я из Агентства по защите детей, и держалась на расстоянии. Но со временем я смог заслужить ее доверие. Многие домовладельцы также были рады поговорить. Шеррена Тарвер, арендодатель Арлин, любит свою работу и гордится ею. Она рассказала мне о своем желании, чтобы люди знали, «через что домовладельцам приходится проходить». Спустя время и арендаторы, и домовладельцы стали признавать меня и возвращаться к своей привычной жизни. У них хватало более важных причин для беспокойства.

Многие считают, что выселение – есть результат бедности. Но вы утверждаете, что выселение на самом деле является причиной бедности. Вы можете рассказать подробнее?

Выселение это всегда потери. Семья теряет свой дом, школу, круг общения, и кроме того – свое имущество. Для обустройства дома требуется немало денег и времени. Выселение может обратить все это в прах. Оно может привести к увольнению, поскольку стресс и нужда, вызываемые выселением, существенно влияют на производительность труда. И тогда выселение начинает влиять на душевное состояние человека. Насильное перемещение ввергает его в депрессию, и в крайних случаях даже приводит к самоубийству.

Вы прожили год среди людей, проходящих через все это. Как это повлияло на вас?

Это потрясло меня до глубины души. Я видел матерей, выбирающих между тем, чтобы накормить своих детей или заплатить за аренду. Я видел детей, настолько привыкших болтаться с одного места на другое, что выселение уже не вызывало у них никаких эмоций. Ни слез, ни попыток забрать свои любимые вещи, ничего. Я помню встречу с Лорейн, пожилой женщиной, пережившей милуокскую зиму без отопления. Просто потому, что не могла позволить себе оплатить счет за газ.

Я никогда не смогу забыть выселения, которые видел. Шериф и грузчики пришли в один дом и обнаружили там только детей, старший из которых был подростком. Их мать умерла двумя месяцами ранее, и дети просто продолжали жить в доме сами по себе. Внутри он выглядел как дом, где хозяйство вели дети. Шел дождь. Помощники шерифа продолжили выселение и вынесли детские игрушки и матрасы на мокрый тротуар.

Как сегодняшний жилищный кризис можно сравнить с прошлыми временами?

Хорошая новость в том, что многое уже сделано. За прошедшие годы Америка добилась впечатляющих успехов в жилищном вопросе. Несколькими поколениями ранее бедняки заполняли жалкие трущобы, зачастую без окон, туалетов, горячей воды и отопления. Но сегодня по всей стране действуют некоммерческие и общинные организации, прилагающие большие усилия для сохранения домов за их жильцами, и продвигающие инициативы по доступному жилью. Я создал вебсайт justshelter.org, на котором можно найти более 600 организаций во всех 50 штатах. Поэтому если у вас есть желание принять участие в снижении числа бездомных, предотвращении выселений, и смягчении жилищной бедности – заходите на сайт и узнайте, как вы сможете участвовать в своем сообществе.

Chicago News

Chicago News

We are a creative team of Chicago newsmakers. Besides news, we are fond of lots of things, most of them you’ll find on our pages. We have something to tell you… And we will.



Related Articles

Что стало бы с Чикаго при получении статуса столицы Олимпиады?

Chicago News поговорили с Томом Трессером из Civic Lab, который всегда тщательно документировал финансовые проблемы города, а также ложь и

“Август – традиционно один из лучших месяцев для покупки новой машины!”

О моделях 2017 года, новых программах финансирования, а также о том, как правильно выбрать новый автомобиль, мы пообщались с Алексом Дубинским, руководителем отдела

Конец уже близко и стоит ли нам готовиться к нему прямо сейчас?

Chicago News поговорили с автором The Final Day, Уильямом Форсченом (William Forstchen). Он написал три книги в серии про выживание