Интервью с Брайаном Сэлжником: важность историй и не только

Интервью с Брайаном Сэлжником: важность историй и не только

Как часто в нашем мире сиквелов, приквелов, римейков, и перезапусков вы натыкаетесь на что-то, настолько оригинальное, что приходится проверять дважды. Помните, как в 1999-м году вышел фильм The Matrix и заставил всех удивиться настолько же, как когда они увидели Lost Ark?
К сожалению, подобная оригинальность встречается крайне редко. Но все же, если немного внимательнее поискать, можно найти неплохие образцы изобретательного повествования, даже в промежутке нескольких последних лет. Не верится? Тогда обратите свое внимание на романы Брайана Сэлжника. Он написал The Invention of Hugo Cabret (который позже был экранизирован Мартином Скорсезе и получил сразу пять статуэток Киноакадемии), или, один из недавних романов, The Marvels. Он не только рассказывает уникальные истории, но еще и делает это в своем собственном неповторимом стиле и манере, которую он же и изобрел. Его истории рассказываются, как при помощи прозы, так и через иллюстрации. Но не принимайте его за детскую иллюстрированную книгу, потому что это нечто совершенно иное. Этот жанр гораздо ближе к графическому роману, но, тем не менее, он совершенно к этому не относится.
К примеру, The Marvels рассказывает две переплетающиеся истории. Первая рассказана на 400 страницах непрерывных иллюстраций, а вторая – через 200 страниц прозы. И то и другое, по отдельности, великолепно, но вместе они создают совершенно неожиданную, особенную картину.
Или, правильнее сказать, они создают эту картину для вас. Потому что вы либо сможете её увидеть, либо нет.
Нам удалось поговорить с мистером Сэлжником о его романе The Marvels, о том, как родился новый жанр. Если вы любите книги и вам любопытно узнать побольше о процессе их написания, то это интервью будет вам интересно.

Selznick hugo

– Что меня сразу же привлекло в вашей книге, это её форма. Рассказывать историю через иллюстрации и прозу одновременно – это уникально. Можете рассказать чуть подробнее, как вы решили скомбинировать обе эти истории?
– Я долгое время работал над более традиционными иллюстрированными книгами, я иллюстрировал большое количество романов, иногда с одним рисунком на главу, но после 15 лет работы над чужими книгами я начал создавать свою The Invention of Hugo Cabret. Я начал писать её, как новеллу. Она должна была состоять из 110 страниц, и я планировал сделать по одной иллюстрации на главу. Я начал думать обо всех тех книгах, над которыми я работал, и обо всем том, чему я у них научился, а также о фильмах и о том, как они рассказывают историю, потому что кино – это очень важная часть моего романа. Я начал задумываться над тем, смогу ли я уместить свою историю в этой форме, ведь обычно подобные книжки длиной всего в 32 страницы, а я хотел создать историю на 600 страниц. Именно так ‘Hugo’ и начал принимать свою форму. У меня родилась эта идея – когда проза и иллюстрации будут попеременно рассказывать историю. Ни одно из событий не будет повторяться, и к тому моменту, как вы дочитаете книгу, вы не сможете четко вспомнить, что вы прочитали, а что увидели на картинке – вот к чему я стремился.
Когда я начал работать над своей следующей книгой, Wonderstruck, я был настолько вдохновлен тем, чему я научился при работе над ‘Hugo’, что мне не хотелось повторяться. Я решил разделить прозу и иллюстрации на две разные истории, происходящие с разницей в 50 лет. Эти истории затем будут пересекать друг друга, пока, наконец-то, не сойдутся в финале.
Так что, когда я приступил к The Marvels, я держал в голове все предыдущие идеи, и пытался продумать новый путь того, как рассказать историю. Сначала у меня родился мир истории. Затем я подумал, что было бы интересно снова рассказать две разных истории. Но вместо того, чтобы пересекать друг друга, это будет сначала 400 страниц чистых иллюстраций увлекательной истории, а следом за ними 200 страниц истории в прозе. В ‘Hugo’ иллюстрации служили, как кадры в кино. Во второй книге они должны были передавать впечатления глухого персонажа, чей мир в основном визуален. Ну, а для The Marvels, они стали коллективными воспоминаниями для читателей и персонажа во второй половине книги.

– Учитывая 400 страниц иллюстраций, сложно ли было планировать, а затем выполнять их, при этом рассказывая связную историю?
– Каждая из книг была для меня самой сложной на тот момент. Так что, когда я приступил к The Marvels, я почувствовал, что это было экспоненциально сложнее, чем две предыдущие истории. Поскольку в The Marvels я создавал две совершенно отдельные истории, мне необходимо было постоянно удостоверяться, что история, рассказываемая в иллюстрациях, хорошо читаема. В прозе история может отсылать вас к более ранним событиям, но в отношении эмоций и описаний надо рассчитывать исключительно на себя. Так что это было гораздо сложнее. И мне очень понравилось преодолевать эти трудности.

– Как вы начинаете планировать подобную историю, с иллюстраций, прозы, или вы просто начинаете работать в хронологическом порядке?
– Даже когда я знаю, что хочу нарисовать, и что будет написано, я всегда начинаю с написания прозы. Я начинаю с основ будущей истории, записываю моменты сюжета, который хочу включить в историю, и частенько перечисляю основные моменты моей истории в виде списка в настоящем времени. К примеру, это может выглядеть так: 1) Мы видим корабль в море. 2) Мы видим корабль ближе. И так я начинаю понимать, какими будут мои рисунки. Только после того, как я начинаю понимать, как выглядит мой список, я начинаю рисовать.

– А что вам больше нравится рисовать или писать? Или это просто две части одного проекта?
– Мне кажется, что мне чуть легче рисовать, поскольку я этому обучался. Рассказывать историю в картинках – это очень естественно для меня. Я люблю писать, но я никогда особенно не думал о себе, как о писателе. Но в итоге, мне кажется, что и то и другое служит одной цели – повествованию.

– Я был удивлен, поняв, что The Marvels основана в большой мере на фактах. Как вы впервые узнали о доме Dennis Severs? И сразу ли вы поняли, что вы хотели бы рассказать о нем историю?
– Много лет назад мы отправились в Лондон на каникулы. Один из наших друзей посоветовал нам посетить этот странный музей, в котором все сохранено в стиле 18-19 веков, и мы очень заинтересовались этой историей. Так что мы отправились в этот дом, но когда мы добрались, он уже закрывался. Сотрудник, открывший нам дверь, сжалился над нами, так как мы очень хотели туда попасть. Когда вы заходите внутрь, вам рассказывают о том, что вы отправляетесь назад во времени, и вам нельзя разговаривать, а после этого вам дают маршрут с указанием, в какие комнаты заходить и в каком порядке, но, помимо этого, все остальное – в вашем распоряжении. Это одно из таких мест в мире, которые вы находите и в которые сразу влюбляетесь. Я как раз заканчивал работу над Wonderstruck и раздумывал, о чем будет моя следующая книга. Я понял, что это должно быть то, что я действительно люблю. Я уже написал книги о Париже и о Нью-Йорке, так что я подумал, что, возможно настало время написать книгу о Лондоне, и я знал, что в таком случае обязательно нужно включить в нее дом Dennis Severs, в том или ином виде.

– Книга о Лондоне, но вместе с тем и обо всех историях в целом. Как вы считаете, почему истории играют настолько важную роль в нашей культуре и в нашем самосознании?
– Я думаю, что это заложено в нашей природе – придумывать истории. Мы приписываем событиям и вещам смысл, которого в них нет. Вы можете исследовать наскальную живопись и понять, что повествование заложено в нашей природе. Так что книги, которые я написал, считаются с этим инстинктом. С персонажами The Marvels происходит очень много интересных вещей. Им приходится сталкиваться с чудесными событиями, сложными вещами и даже с печальными. Я постарался выразить то чувство хаоса, которое преследует Джозефа (главного персонажа книги – прим. ред.) но при этом также рассказать о том, как он учится преодолевать его, учась у своего дяди и через прочие события книги.

– Один из моих любимых моментов в книге – это когда Джозеф говорит: “Истории – это не то же самое, что факты”, а Альберт отвечает “Нет, но и те и другие могут быть правдой”. Как вы считаете, почему и те и другие могут быть правдой? Почему мы принимаем многие из наших личных историй или историй нашей семьи и друзей, которые могут быть преувеличенными, за правду?
– Есть некая эмоциональная правда, которая позволяет передавать определенные идеи. Джозеф имеет в виду, что факты есть факты, и это важно помнить. Но Альберт пытается напомнить ему, что даже если история выдуманная, эмоциональный её аспект может быть очень реальным, с точки зрения опыта человека. И чувства, которые вы можете пытаться вызвать, также могут быть правдивыми, и мне кажется, именно об этой правде и говорит его дядя. И я также пытаюсь подобраться именно к этой правде в моей книге. Я использовал факты и реальные места, но также и эмоциональную правду, которая через них описывается. Факты реального мира и фундамент вымышленного, оба построены на одних и тех же эмоциях.

– Получается, именно эмоции объединяют эти вещи? Не просто факты?
– Верно. И они общаются с нами на духовном и эмоциональном уровне, или даже глубже. В этом отличие от лжи, когда вы говорите “Я хочу, чтобы это было правдой.” Это идея того, что основа истории или вымышленного персонажа эмоционально реальна.

– Есть ли что-то, чем вы особенно гордитесь в The Marvels?
– Забавно, каждый раз, когда я создавал одну из этих трех книг, я проводил по три года в неведении, сможет ли моя история сработать, или сможет ли читатель соединить её для себя. И это довольно пугающий процесс. Частенько я и понятия не имею, как все в итоге будет сочетаться вместе. Но в целом, я знаю, что я закончил книгу, когда я создал её именно такой, какой хотел, и когда я рассказал именно ту историю, которую хотел. Но, в итоге, это должно быть неизбежным. Это должно ощущаться, как будто история уже существовала и только ждала, пока ее расскажут.
Я горжусь, наверное, тем, что хотя The Marvels была сложнее, чем ‘Hugo’ и Wonderstruck вместе взятые, я смог посмотреть на нее, и сказать – это именно та книга, которую я хотел создать.

Брайан Сэлжник будет выступать в Tivoli Theater в Downers Grove во вторник 13-го октября в 7 вечера.
Для более подробной информации свяжитесь с Anderson’s Bookshop в Naperville.

Беседовал Дэвид Малоне
Перевод Виктории Савченко



Related Articles

Russian Time

В одном из прошлых выпусков газеты Chicago News мы беседовали с Леонидом Урличичем – известным канадским гонщиком, родившимся в России,

Интервью: Кирилл Лопаткин

КВН – игра, знакомая и любимая многими. И, наверное, это одно из тех немногих явлений, которые нельзя встретить в США.

Как пережить трагедию и остаться позитивным? Интервью с терапевтом Мэрианн Клайд (Marianne Clyde)

Трагедии и случаи массовой стрельбы становятся новой нормой. Пережив такое событие, может показаться, что всё потеряно, и никакой надежды нет.