Please set up your API key!
AhFord-July-EcoSport-Escape-Fusion-F150-728x90-UPDATED2

Кандидат на пост генерального прокурора обещает навести порядок в политике Иллинойса

Кандидат на пост генерального прокурора обещает навести порядок в политике Иллинойса

Предвыборная гонка за пост генерального прокурора штата Иллинойс находится в самом разгаре, на пост претендует целый ряд кандидатов, среди которых мэр одного из пригородов, несколько членов Палаты представителей от штата и один адвокат. Аарон Гольдштейн (Aaron Goldstein), общественный защитник, удививший всех и ставший лидером местного отделения Демократической партии, одержав победу над весьма известным политиком Чикаго Диком Меллом (Dick Mell), теперь нацелился на место Лизы Мэдиган (Lisa Madigan). Гольдштейн рассказал Chicago News о том, почему он хочет стать следующим генеральным прокурором, и чем он отличается от других кандидатов.

Chicago News: Могли бы вы, пожалуйста, рассказать нам о вашей должности лидера партии в 33 округе? 

Aaron Goldstein: Это неоплачиваемая должность. Ранее это был очень важный пост, даже более важный, чем пост ольдермана, потому что лидеры распределяли должности в результате политическего патронажа. Они могли контролировать председателей избирательных участков в городе и тем самым приносить голоса. Когда-то у них было большое влияние. После принятия указов Шакмана, роль локальных лидеров политических партий была значительно снижена. Указы Шакмана – это решения Федерального суда, запретившие раздавать рабочие места в городе взамен на политическую поддержку. Сегодня используются списки кандидатов. В Cook County имеется 80 местных лидеров партий, 50 в городе и 30 в пригородах.

CN: Вы недавно опубликовали статью в газете о коррупции при составлении списков кандидатов на пост судей. 

AG: Да, я написал о том, что необходимо прекратить практику, при которой для того, чтобы попасть в список кандидатов на должность судьи от Демократической партии, кандидаты должны внести 40.000 долларов. Это выглядит так, как-будто участник выборов покупает свое право стать кандидатом. При этом нет никакой гарантии, что вы выиграете. Я хочу, чтобы самые квалифицированные участники становились кандидатами, а не те, которые предлагают деньги.

CN: Почему вы баллотируетесь на пост генерального прокурора? 

AG: Я публичный защитник. Я могу внести новую перспективу в эту предвыборную кампанию. Я представляю простых людей, афроамериканцев и людей с тёмной кожей, у которых имеются проблемы с законом. Я буду выступать против больших банков и тех процентов, которые они с нас требуют. У меня есть опыт выступлений в суде.

CN: Что вы думаете о том, что штат Иллинойс и Лиза Мэдиган подали в суд на Федеральное правительство и требуют согласия с их стороны на принятие указа о контроле над полицией?

AG: Я согласен с данным иском против Федерального правительства, которое отменило указ. Мэдиган обратилась в суд, чтобы ввести мониторинг полиции со стороны федеральных властей. Я бы хотел, чтобы больше общественных групп могли участвовать в надзоре над полицией. Однако, существуют и проблемы, связанные с деятельностью самой Лизы Мэдиган. К примеру, недавно Майк Мэдиган попробовал провести закон о пенсиях, но если бы Лиза лучше проанализировала проект закона, она бы поняла, что у него не было шансов быть принятым по причине нарушения конституционных положений. Все 8 судей Верховного суда штата признали законопроект неконституционным. Но закон был предложен её отцом, и мы потратили много миллионов на судебные разбирательства, пытаясь защитить законопроект.

CN: Что вы думаете о Лизе Мэдиган?

AG: Она была хорошим прокурором. Её работа не вызывала скандалов. Но она не отстаивала справедливость при уголовном преследовании и не противостояла большим банкам. Как о ней говорят, она вела себя как глава Агентства по защите потребителей. Она не была достаточно настойчива и не принимала принципиальные решения. Ну и, наконец, в связи с тем, что она занимала должность генерального прокурора, был возможен потенциальный конфликт интересов. Что, если спикер Палаты представителей (Майк Мэдиган, её отец) сделал бы что-то неуместное, например, использовал бы средства не по назначению – к кому бы вы обратились? Нам пришлось бы потратить много денег для того, чтобы нанять другого прокурора, если бы она взяла самоотвод. Некоторые из моих оппонентов на выборах проголосовали за пенсионный закон, при этом финансами избирательной кампании одного из них руководит человек, владеющий казино. Будет ли данный кандидат вести расследование против казино? Или, другой пример – глава городского управления парков Джесси Руис (Jesse Ruiz) также баллотируется на роль прокурора. Будет ли он проводить расследование против городских властей?

CN: Какие главные проблемы вы бы решили в первую очередь, став генеральным прокурором? 

AG: Моей целью номер один является решение вопроса с большими банками. Я представляю бедных людей. Эти люди живут на грани, и они подвергаются преследованию со стороны  судебных органов, в то время как большие корпорации, которые способствовали потоплению нашей экономики, не привлекаются к ответственности. Я бы расследовал тот факт, что Bank of America требует слишком завышенные проценты за кредиты, выданные городу. Как производители оружия не являются ответственными за распространение вооруженного насилия? Если вы обедаете в Макдональдс, и вам стало плохо, вы подаёте в суд на Макдональдс. Если же кого-то застрелили из огнестрельного оружия, вы не можете подать в суд на производителя оружия. Да, существует федеральный иммунитет. Но я бы искал изъяны в этом законе. Должна быть какая-то ответственность. Я также буду продолжать судиться с администрацией Трампа. Некоторые Генеральные прокуроры уже подали в суд на Трампа за запрет въезда в страну для мусульман, за вывод средств из системы ObamaCare. Я буду защищать права города быть городом-убежищем. Я сосредоточен на простых людях.

CN: Имеется ли у вас план по борьбе с трафиком людей и сексуальным насилием?

AG: Законодательство уже было изменено таким образом, чтобы занятие проституцией не считалось уголовным преступлением. Но это не должно считаться никаким видом преступления. Это жертвы. Это жертвы торговцев людьми и сутенёров. Однако, расследовать деятельность таких торговцев достаточно сложно, так как они действуют на территории множества стран.

CN: Что насчёт кражи персональных данных и злоупотреблений со стороны ломбардов?

AG: Конечно, я продолжу расследовать подобные инциденты. Но нам не нужно фокусироваться только на этом. Мы рассмотрим наиболее крупные проблемы.

CN: Какие ещё проблемы являются важными для вас? 

AG: Важно защищать права женщин. Права ЛГБТ (лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров) сообщества важны. Мы живём в достаточно прогрессивном штате. Мы должны быть среди первых в плане защиты прав различных групп населения. 

CN: Какова ваша позиция по вопросу защиты окружающей среды? 

AG: Что касается проблемы глобального потепления, мы можем подойти к нашим возможностям творчески и детально исследовать конституционные положения и положения, связанные с общественным доверием. Есть 2 вида мер при защите окружающей среды. Первое – это снижение выбросов загрязняющих веществ. Второй тип требует принятия комплексных и нестандартных мер. Возможно, мы могли бы сотрудничать с другими штатами и регулировать деятельность больших корпораций.

CN: Является ли проблема коррупции среди политиков приоритетной для вас? 

AG: Я готов расследовать всё, что является незаконным. Достаточно ли у нас ресурсов? Я готов обсуждать данную тему. У нас есть проблема расизма и классового расслоения. Наш город – один из самых сегрегированных городов в мире. Я не могу принимать законы. Но мы можем, к примеру, расследовать, почему Университет Де Поля (DePaul University) получил деньги налогоплательщиков через TIF фонд. Я могу расследовать случаи коррупции и привлекать политиков к ответственности. Я не слышал, чтобы Лиза собиралась расследовать случаи коррупции среди политиков.

CN: Что вы думаете о новом полицейском совете COPA – the Civilian Office of Police Accountability?

AG: Вам не нужно присягать полицейскому совету, когда вы хотите подать жалобу против действий правоохранительных органов, особенно когда полиция обвиняет вас в совершении преступления. Они будут искать слабые места в ваших показаниях под присягой. Полиция должна проводить расследование самостоятельно. Бедные люди не имеют адвокатов, они не могут написать сложный ответ. Это положение работает против жертв.

CN: Хотите ли упомянуть о каких-либо ещё особо наболевших вопросах? 

AG: Война с наркотиками (War on Drugs) является одним из глупейших решений в домашней политике за последние 50 лет. В результате этой так называемой войны огромное количество людей попало за решётку и лишилось средств к существованию в результате понесённых наказаний, в то время как поток наркотиков только увеличивается. У нас был «сухой закон». Мы не учимся на собственных ошибках. Когда я баллотировался в Палату представителей, я предлагал легализовать лёгкие наркотики. Колорадо (где марихуана не запрещена) заработали тонны денег. Они даже развили туризм, связанный с марихуаной. Я не могу принимать законы, но я могу использовать данный пример в качестве оснований для законов. Мы можем стать аналогом Колорадо на Среднем Западе и заработать большое количество денег.

Chicago News

Chicago News

We are a creative team of Chicago newsmakers. Besides news, we are fond of lots of things, most of them you’ll find on our pages. We have something to tell you… And we will.



Related Articles

Интервью с Эрнестом Клайном

Иногда несколько минут достаточно для того, чтобы понять некоторые вещи о человеке. К примеру, посмотрев на Тома Круза, который ерзает

Интервью с автором Evicted Мэттом Десмондом

Книжное обозрение Chicago News на этой неделе посвящено выселению людей из их домов – весьма распространенной практике в наши дни.

Борьба против депортаций в Чикаго

«Chicago News» поговорили с Ламом Нгуеном Хо (Lam Nguyen Ho), исполнительным директором и основателем Альянса по правам общества или CALA,