Учиться у порно? или Жизнь от акта к акту…

by Chicago News | 03/09/2016 6:52 PM

…Иногда первое впечатление и в самом деле оказывается обманчивым.

Информацию о своих собеседниках я получил еще до встречи с ними; тем не менее – признаемся – первые полчаса беседы невозможно было отделаться от мысли, что обратился не по тому адресу.

Впрочем, чему тут удивляться?

Предупредил же знакомый продюсер, устроивший столь необычную встречу:

–  Послушайте, тот, кто вырос на израильских порнографических видеофильмах, которые тайно одалживались в местном «видеомате», и привык к образу неярких постельных героев, будет шокирован одним только видом этих двух эффектных израильских парней. Они весьма далеки от привычного образа героев порнофильмов. И в то же время на сегодняшний день – это, пожалуй, самые востребованные «актеры» из нашей страны в сфере порноиндустрии.

– А что, есть какие-то стереотипы по поводу актеров порнокино? – поинтересовался я.

– Конечно! – ответил продюсер. – Считается, что это, как правило,   выброшенные на обочину, не получившие образования жалкие люди, не способные найти себе достойного применения в жизни. Но Реувен и Асаф с легкостью разрушат любые логические построения, любые стереотипы!

Да уж… эти типы – Реувен и Асаф – не вписывались, вообще, в какие-то бы ни было рамки. Повторимся: нам, действительно, казалось, что первое впечатление обманчиво, и что речь идет отнюдь не об актерах, работающих в весьма сомнительном виде киноискусства. Готов был биться об заклад, что передо мной сидят молодые люди, которые только-только закончили свой рабочий день в одном из фешенебельных офисов, торгующих алмазами, или отработали на престижном предприятии «хайтека».

Самое интересное, что впечатление хоть и было обманчивым, но и не совсем обманчивым. Это выяснилось тогда, когда речь зашла о том, какие пути ведут в порнокино. Оказалось, всякие.

Скажем, обаятельный, светский, утонченный Реувен – обладатель второй степени по менеджменту, в свободное от съемок время подрабатывает в качестве администратора в одном из знаменитых голландских дансинг-клубов.

Асаф – мужественный, улыбчивый крепыш с длинными волосами – вообще представляет собой образец среднестатистического израильтянина, никаких «изломов» в биографии: спокойное детство в центре Израиля, служба в танковых частях израильской армии, работа в сфере высоких технологий, потеря работы и случайные заработки. Он любит рисовать и играет на ударных инструментах.

Мои собеседники – люди словоохотливые, готовы говорить чуть ли не на любую тему. Но… при одном условии: полная конфиденциальность в том, что касается их имен; «Реувен и Асаф, пусть так и будет, зачем нам излишняя популярность? Да и для вас это не главное, некая наша прихоть, в остальном – полная свобода вопросов и ответов, остального нам стесняться нечего»…

– Вы не стесняетесь своего ремесла?

Реувен уверенно отвечает:

– Я делаю то, что мне хочется, и не считаюсь с тем, что скажут люди. За последнее время я снялся в восьми фильмах, в том числе в одном – израильского производства. Мне важно доказать всем, даже своим друзьям, что в участии в порнофильмах нет ничего постыдного. Когда-нибудь я расскажу об этом более подробно и своей маме, я хочу только достичь каких-то результатов в этой области.

– У нас не растут на голове рога и нам нечего стесняться ремесла, которое мы любим! – говорит Асаф. – Кстати, могу рассказать, как я нашел способ побороть смущение. Один из немецких продюсеров во время съемок в Ганновере научил меня приему, который теперь помогает мне постоянно. «Если когда-нибудь, – сказал он мне – кто-то увидит тебя в кино, а потом, столкнувшись с тобой, станет выяснять, ты ли это осмелился на такое, или даже хвалить тебя – поблагодари за похвалу; но если кто-то возьмется стыдить тебя и укорять – скажи ему: «Значит, как я понимаю, вы смотрите порнофильмы?» В ту же секунду этот моралист заткнется и станет пунцовым от смущения. Он, а не ты!» Вот почему мне нечего стыдиться, и я, не раздумывая, снимаюсь в голом виде. Только в нашем любимом Израиле раздувают из всего этого проблему и не дают тебе вздохнуть свободно. Потому я и предпочитаю ни о чем особенном здесь не распространяться.

* * *

– Итак, вы не считаете свою профессию зазорной, но меня все-таки интересует другой вопрос: каким образом вы очутились на съемочной площадке? Что привело вас в порнокино?

– Давайте, я попытаюсь рассказать о себе, тем более, что начало этого пути было у меня далеко не из приятных, – предлагает Асаф, отпивает глоток кофе из небольшой чашечки с вензельком и продолжает:

– Итак, после кризиса, который, прежде всего, ударил по сфере высоких технологий, я потерял работу. Что делать? Куда идти? И главное: как сохранить тот уровень жизни, к которому я привык? Эти вопросы маячили передо мной, и я не находил на них ответа. Как-то, листая в очередной раз Интернет, вдруг наткнулся на несколько объявлений, приглашающих на собеседование молодых мужчин в возрасте от двадцати до тридцати лет. В этом не было бы ничего необычного, если бы не сфера деятельности, о которой говорилось в объявлениях – секс-индустрия. Я подумал, махнул рукой и… Если говорить конкретнее, то выслал свои данные в несколько продюсерских компаний и секс-шопов. Наиболее заманчивым показалось предложение одной из ведущих компаний секс-индустрии в Израиле. Мне казалось, что они самые серьезные на рынке. Но тогда я просто был не в состоянии понять, что все, оказывается, далеко от ожидаемого и в плане профессиональном, и в отношении к людям, ко мне и к моей подруге, которая была готова идти вместе со мной на кинопробу…

– Минуточку, Асаф, появляется еще одно действующее лицо – твоя подруга. Как ее зовут?

– Я не готов назвать ее настоящее имя, – парирует Асаф, – я вообще не хочу давать ей даже вымышленное имя. Скажу лишь, что она выглядит настоящей пай-девочкой. О такой говорят, что это идеальная невестка, которая понравится любой еврейской матери.

– Как развивались события?

– Мне и моей подружке назначили встречу в местном кафе в Раанане и сразу же объявили о дате просмотра. Мы подписали несколько контрактов, но с тех пор не видели даже копии этих документов. Съемки должны были проходить в одном из сельскохозяйственных поселений в районе Тель-Монда, близ Нета-нии.

Видимо, в целях экономии для пробы выбрали барак с двумя комнатами, душевой и туалетом.

– А кто же вас снимал?

– Съемку вели те, у кого мы прошли собеседование, – вспоминает Асаф, – один был оператором, а второй – осветителем. Меня посадили на диван, ее – на кресло. Очевидно, для того, чтобы выяснить, насколько она раскрепощена, стали задавать такие, например, вопросы – не будет ли она смущаться, зная, что миллион зрителей увидит ее обнаженной? На меня специально начали давить, подчеркивая, что лишь один процент мужчин, дошедших до просмотра, в состоянии добиться эрекции во время съемок. Они отнеслись к нам обоим в высшей степени вульгарно и пошло.

Затем, по словам Асафа, его подруга начала исполнять стриптиз перед камерой, и в какой-то момент ему велели присоединиться к действу.

Асаф делает паузу, затягивается дорогой сигаретой и говорит:

– Да… мы были близки с ней… не только телесно… И, сказать по правде, мне было тяжело заниматься с ней любовью перед камерой. Я не мог добиться эрекции, так что в самый, разгар съемки один из этих мужиков вдруг крикнул мне: «Затолкни ей свою штуку в рот!» Я никогда не считал себя стеснительным, и мы оба пришли на съемки по взаимному согласию, осознавали, где находимся. И все же… я начал раскаиваться, что привел свою подругу к этим людям. Попытался отвлечься, не думать ни о чем. И… через несколько минут мне удалось «пробудить» свой член, но ненадолго. Парни начали говорить мне, что у меня есть три минуты, чтобы дойти до оргазма, или они позовут дублера, который сделает все за меня. Я напрягся и добился необходимого результата. После этого мы снимали еще один эпизод уже в открытом поле.

Не знаю… До сих пор вспоминаю эти пробы с каким-то внутренним душевным содроганием…

…А вот Реувен с удовольствием вспоминает начало своей карьеры. Пять лет назад, после демобилизации из армии, он поехал в Голландию и там, прямо на улице (дело было в Лейдесплейне, злачном квартале развлечений в Амстердаме), его пригласили на кинопробу.

– Я подумал, что речь идет о модельном бизнесе, – улыбается Реувен, – но когда спустя два дня понял, о чем идет речь, хотел, было, отказаться. Тогда один из операторов отозвал меня в сторону и завел в комнату, где как раз снимали эпизод подобного фильма. Я увидел, зажегся и понял, что готов этим заниматься…

* * *

Разговор вьется легкий, как лента на ветру; мы перескакиваем на тему литературы, меняем ее на политику, затем переходим к израильскому кинематографу, который в последнее время добился потрясающих успехов.

– Израильское кино выходит на международную арену, израильские картины в последнее время получают все больше и больше призов на различных международных фестивалях, включая самые, что ни на есть, престижные, – говорит один из собеседников, – не исключено, что в скором времени подтянется к мировым стандартам и «наша отрасль». Есть, конечно, в этом направлении какие-то подвижки, но до идеала еще далеко.

Честно говоря, понятие «идеал» как-то смешно соотносится с порнокино; но… примем за отправную точку некое желание добиться совершенства в умении качественно и «в красках» снимать вариации на темы постельной жизни.

Если же говорить менее пространно и менее выспренно, то возникновение израильского «порно» было продиктовано суровым нарождающимся спросом (точно так же, как были вызваны к жизни и всевозможные израильские «кинобурекасы» – непритязательные фильмы, в которых, на самом деле, проводились определенные политические идеи).

Итак, израильский обыватель жаждал иметь видеокассеты не только с зарубежными блондинками и блондинами, но и с действующими лицами, похожими на него самого и говорящего с ним на одном языке. И этот спрос вскоре родил предложение.

Продолжение в следующем выпуске.

Ron.K@chicagonewstoday.com

Автор:  Рон Карми

Endnotes:
  1. Share: #

Source URL: http://mychicagonews.com/about-porn/